Чулпан Хаматова
 
Новости  
Биография  
Театр  
Кино  
Другое  
Фотографии  
Интервью  
Ссылки  
Форум  
О Фонде  
 
Подари жизнь
 


  

 

 

 

     
Чулпан Хаматова > Работы в театре > Три товарища > В конце века мы утратили чувство товарищества


 
 

В конце века мы утратили чувство товарищества

Мы знаем о Галине Волчек многое и... почти ничего, ведь душа таланта - тайна... Есть что-то трогательное, прелестное в ее любви к нашему городу и заводу. Однажды побывав здесь ("Современник" тогда, в 1975 году, поставил пьесу о вазовцах), она не смогла забыть Тольятти, хотя за эти годы исколесила весь мир.

- Когда мы подъезжали к вашему городу, я думала: "Может, я старая такая стала, ностальгия, что ли, у меня?.. Я же все помню". Что-то было такое настоящее в нашей дружбе с заводом... Наш спектакль "Погода на завтра" был основан на реальной истории из жизни молодого завода в Тольятти. Помню, как после спектакля к нам подходили зрители и всерьез спрашивали: "А откуда вы знаете, что со мной все это произошло? Кто вам сказал, что такое было?"

... Мы не просто прошлись по заводу, как на экскурсии. Помню, что мы "не отлипали" от главного конвейера, бывали на планерках, в общежитиях, столовых. Всегда шучу, что тогда кому-то достались некачественные автомобили, которые собирали я, Вертинская, Табаков и другие актеры...

С этой ностальгической ноты началась встреча главного режиссера "Современника" Галины Волчек с ее поклонниками и зрителями. (Стоит ли говорить, что зал департамента развития в этот момент был полон).

- Сегодня мы приехали с одной замечательной миссией,—продолжала Галина Борисовна.— Если бы такое случалось часто, то жизнь была бы сказкой. Дело в том, что ближайшая моя постановка — по роману Ремарка "Три товарища".

Это был любимый роман нашей интеллигенции в 60-е годы. А нынешнее молодое поколение воспринимает "Три товарища" не просто как книгу "про то еще время", а как необычный роман с прекрасной любовью героев. К сожалению, то время было драматичным: шел период между первой мировой войной и началом фашизма в Германии.

Когда я твердо решила ставить этот спектакль, то обратилась к своему другу (говорю это с удовольствием) - к человеку, которого я знаю с тех времен, с 1975 года, к Владимиру Васильевичу Каданникову.

Я сказала, что собираюсь постав вить инсценировку романа. К счастью, Владимир Васильевич сразу ответил: "Это мой любимый роман...".

Он еще не знал, о чем я его попрошу. Я сказала: "Там есть такой персонаж..." Каданников меня перебил: "Я знаю. Это - "Карл", не просто автомобиль, а четвертый "товарищ"...

"Боже мой, ты так хорошо помнишь роман, — говорила я. — Нам нужно хоть какое-то подобие "Карла"...

Это "подобие" превратилось в удивительную работу. Вазовцы создали замечательный автомобиль. Они "окунулись" в "музейную" историю, мне присылали эскизы, детально изучали роман...

Это бесценная помощь. Вы знаете, что театры сейчас живут несладко. Как и вся наша страна. Иногда, правда, театр путают с шоу-бизнесом. Это несправедливо, и даже слишком... Драматические театры живут трудно.

Было бы смешно и нереально рассчитывать на то, что мы сами справимся с такой задачей - созданием "Карла".

Я благодарна всем, кто причастен к этой работе. Наш любимый завод сделал такой гениальный, потрясающий дар, что я волнуюсь. Скажу вам честно, самый большой страх у меня такой: вдруг этот автомобиль окажется гораздо лучше, чем спектакль?

…Вопросы зрителей были так серьезны и глубоки, что Волчек изумлялась. Она была сама доброжелательность.

- Я недавно был в Москве на одном из ваших спектаклей «Аномалия». Как вы к нему относитесь?

- Хорошо. Объясню, почему, - ответила Волчек. – Речь идет о спектакле по пьесе Александра Галина – о том, как живет закрытый военный городок, эдакий "бункер". Название пьесы символично: аномальные процессы здесь происходят среди людей и даже в самой природе. Но светлое начало способно победить любую аномалию. В этом спектакле очень много интересных актерских работ. Да и сама пьеса интересная, ведь ее автор Александр Галин — один из самых талантливых современных драматургов.

- Какие актеры будут заняты в вашем новом спектакле?

- В "Трех товарищах"?… О "Современнике" обычно говорят, что это "звездный" театр. Впечатляют уже одни имена наших актеров: Марина Неелова, Валентин Гафт, Лия Ахеджакова, Елена Яковлева, Игорь Кваша... Но я считаю, что мы востребованы как театр и у нас всегда полны залы еще и потому, что мы понимаем одну вещь: без смены поколений, без молодежи и молодой режиссуры, без молодой труппы не может существовать самый распрекрасный театр. Он превратится в музей.

И в этом спектакле будет занята молодежь, "звезды" нового поколения.

Это будет многолюдный спектакль. Каждый, даже самый маленький герой, его судьба и жизнь будут значительны. Поэтому совсем маленькие роли будут играть "звезды": Игорь Кваша, Елена Яковлева...

А в главных ролях —молодые… Новая "звезда" —Чулпан Хаматова (вы, вероятно, видели ее в прекрасном фильме «Страна глухонемых»...)

- Как долго вынашивали Вы мечту о спектакле по Ремарку?

- Это бывает по-разному. Иногда импульс приходит сразу же, а иногда — через годы. К одному из последних своих спектаклей я шла долго-долго (это "Вишневый сад"). Все думала: "Это классика. Ладно, подождет...".

С большим успехом мы играли "Вишневый сад" на Бродвее. "Современник" был первым театром (русским или советским), который вообще пробил эту "стену" и заиграл на Бродвее. Мало того, наш театр был первым и единственным зарубежным театром, которому там, в Америке, вручили самую высокую театральную премию за спектакль "Вишневый сад". Мы гордимся, естественно, не только своим театром, но и тем, что русский театр впервые добился такого успеха.

А что касается "Трех товарищей", то это желание возникло естественно. Я часто прихожу во время спектакля в зрительный зал и вижу, что зал помолодел.

И я задумалась: а что может быть не просто интересно или любопытно для зрителя?.. А то, что, как я говорю, может "катапультировать" зрителя из его удобного кресла сегодня, в конце века, на пороге нового тысячелетия. Ведь мы уже так много приобрели и так много потеряли...

Мы потеряли одно из лучших качеств (я имею в виду не только нас, русских, но и все человечество, хотя это особенно характерно для нас). Национальной чертой, нашей гордостью было чувство товарищества —в самом широком смысле этого слова.

Товарищество — даже не дружба. Дружба — более интимное понятие... Товарищество особенно было развито у нас, как нигде в мире. Это чувство помогало нам пережить войну и блокаду, самые экстремальные ситуации.

Кстати, я — совершенно неспортивный человек — смотрела тот знаменитый матч между командами Бразилии и Франции, решающий в чемпионате мира по футболу. Я прониклась! Начала не просто болеть, а сопереживать. И болела, естественно, за французов. Я увидела у них этот дух товарищества, эту волю к победе...

И я подумала: а что можно поставить на эту тему? Один из моих авторов, который сделал мне великолепную инсценировку другого романа, сказал: "А давай перечитаем "Три товарища".

Я прочитала и поняла, что мое воспоминание об этом романе ничего общего не имеет с тем впечатлением, которое он производит сегодня, в наших реалиях, в этой нестабильной ситуации — не только в нашей стране, но и на всей планете.

Так появилась пьеса. В активной стадии — репетиции... Как видите, даже "Карл" уже есть!

Надеюсь, где-то в конце апреля мы сможем сыграть премьеру, дай Бог...

- Когда Вы приедете к нам в гости с этим спектаклем?

- Кто знает меня, тот убедился, что я человек благодарный. И мне бы очень хотелось привезти в ваш город этот спектакль. Меня смущает только одно —для постановки требуется сложное техническое оснащение. Однако при первой же возможности мы приедем к вам с этой премьерой.

... Рассматривая автомобиль, "эксклюзивно" созданный для нового спектакля, главный режиссер "Современника" Галина Волчек восклицала:

- Потрясающе!.. Просто обалдеть можно... Ой, какая машинка!.. Щербаков, ты где? Посмотри, какое чудо!

(Олег Щербаков —технический директор "Современника" —тот самый Щербаков, который настоял, чтобы "Карл" не двигался по сцене и у него не было настоящего мотора... Не положено! По технике театральной безопасности... А жаль: вазовцы так хотели, чтобы у "Карла" был двигатель).

- Какую оценку вы поставили бы этому автомобилю?

- Такой оценки вы не найдете ни в одной шкале. Это бесценная вещь. Помимо таланта и профессионализма, в нее вложена душа, а это ничем не измеришь.

- Что бы вы пожелали ВАЗу и вазовцам?

- Вазовцам я бы пожелала, чтобы у них всегда была возможность двигаться вперед. Своими глазами я видела, что здесь было четверть века назад и что стало теперь: это впечатляет...

Пожалуй, я единственная из коллег, кто предпочитает вазовскую модель. У меня к вашему заводу очень лирические, нежные чувства.

... Эти чувства взаимны. Надо было видеть, как нежно взирали на Галину Волчек ее поклонники. И мне показалось, что люди просто истосковались по высокому искусству, которое приподнимает нас над суетой сует, отчаянием и безвременьем...

 
   
   
 
 

Объявления



Дорогие гости сайта! Если у вас есть старые журналы или газеты с интервью Чулпан Хаматовой, фотографии, старые театральные программки и т. п., или вы знаете, где такие материалы можно найти – пожалуйста, напишите нам: info@khamatova.ru. Давайте вместе сделаем сайт интереснее!

 

 

 
   

 

 

     Сайт является неофициальным.
     Авторы сайта не знакомы с Чулпан Хаматовой и не имеют
     возможности передавать ей какую-либо информацию или получать ее.

     Если Вы желаете сообщить ей что-либо лично, обращайтесь

     на официальный сайт театра "Современник".