Чулпан Хаматова
 
Новости  
Биография  
Театр  
Кино  
Другое  
Фотографии  
Интервью  
Ссылки  
Форум  
О Фонде  
 
Подари жизнь
 


  

 

 

 

     
Чулпан Хаматова > Интервью и статьи о Чулпан Хаматовой > Чулпан без имиджа


 
 

Чулпан без имиджа

Её имя в переводе означает "Утренняя звезда". В детстве она его недолюбливала, и на то были веские причины. "Чулпан" превращали в лучшем случае в "Султан", в худшем - в "Чурбан". Зато сейчас она довольна: на театральном небосклоне только одна Чулпан - Хаматова.

Последний год об актрисе ничего не было слышно. И вот после рождения дочери Чулпан возвращается в театр. Она уже играет в «Современнике» и готовится выйти на сцену в антрепризном спектакле «Сильвия». Чулпан согласилась на интервью при одном условии: никаких вопросов о личной жизни.

- Многим зрителям почему-то кажется, что в детстве вы были хулиганкой...

- Нет, я была очень тихим ребенком и все свои «подлости» делала исподтишка. Если кто-то мог написать неприличное слово на заборе в открытую, рискуя быть застуканным на месте преступления, то я это делала только ночью.

- Свою первую любовь помните?

- Мои первые «любови» были безответными. Мне нравились мальчики, а я им - нет. Я писала письма, признавалась в любви, потому что пушкинская Татьяна так делала. Переживала. Никто мне не отвечал, мальчишки ведь ужасно боятся таких проявлений чувств. Они делали вид, что никаких писем не получали. Мальчикам тогда нравились другие девочки, были другие эталоны. Если бы мне в то время кто-нибудь сказал, что меня назовут секс-символом года, ни за что бы не поверила.

- Вы были фантазеркой?

- Скорее вруньей. Я все время врала: чтобы оправдать себя, чтобы мама не расстроилась, чтобы девочки за мной пошли... Сочиняла какие-то нелепые истории о том, что у меня сестра в шкафу живет и мама ненастоящая. Я искренне верила в свои выдумки, и мне верили. Врала, что иду на фигурное катание, а сама отправлялась гулять.

- А в театр ходили?

- Да, родители водили меня в театры, и я сама «водилась». В нашем городе был хороший ТЮЗ, оперный театр, драматический. Детские спектакли мне не нравились, потому что они были поставлены для каких-то сомнительных детей. Мне неприятно было смотреть, как сорокалетняя тетенька играет девочку. Остальные спектакли мне нравились. Я любила всех артистов только потому, что они уже артисты.

- Но о профессии актрисы вы тогда не мечтали, учились в математической школе.

- Мое поступление туда не обсуждалось, было само собой разумеющимся. Мои родители занимались точными науками. Математическая школа была более интересной, там учились другие дети, был какой-то особый дух, хиппи были.

- Вы тоже хипповали?

- Естественно. Тогда все читали Толкина, цитировали, это было модно. Мы бегали по лесам, боролись за кольцо. Бросали жребий, чтобы определить, кто - темные силы, кто - светлые. Рисовали карту, плели кольчуги из колечек для штор, мальчишки выстругивали мечи из дерева. Всех называли красивыми именами. Я и сейчас с удовольствием побегала бы по лесам. Заправляли нашими играми взрослые, совершенно «сумасшедшие» люди, которые стольких детей спасли от улицы! Потом, когда хиппи стали панками, мне это стало неинтересно.

- Говорят, что у вас для каждой роли есть какой-то специальный пакет с аксессуарами...

- Я очень люблю всякие штуки для роли покупать: заколки, резинки, грим какой-то особенный, духи. Для роли Пат в «Трех товарищах», например, у меня есть духи фирмы «Clinique». Их уже не выпускают, и знакомые привозят их мне из каких-то дыр российских, где они каким-то чудом еще есть, потому что никто их не покупает. Для роли Сильвии у меня есть большая расческа. Мы отдыхали с товарищами на Кипре и были на дивном празднике, где продавались самодельные детские игрушки. Я накупила много пищалок, летающих крокодилов, все они теперь «играют» в «Сильвии». Меня иногда даже ругают: «Хватит прятаться за реквизит». Но мне кажется, что аксессуары - это тоже как бы детали характера. По тому, какие у человека часы - китайские или «Ролекс», можно судить о характере.

- А в повседневной жизни любите какие-то приятные вещички?

- Нет, я люблю голое пространство. Мне все время дарят маленькие мягкие игрушки, а я всегда передариваю, потому что терпеть их не могу. Вообще не люблю всякие мелкие предметы. Наверное, это свойство характера. Дедушка был такой. Он постоянно все выбрасывал из дома, а бабушка подбирала, приносила и ставила на место.

- В «Современнике» вы заняты только в двух спектаклях: «Три сестры» и «Три товарища». Хотелось бы играть больше?

- Не знаю, мне хватает. В хороших спектаклях - хотелось бы. Сейчас я репетирую новую роль в спектакле Нины Чусовой с рабочим названием «Семейные истории». Премьера назначена на 28 декабря. Я играю мальчика. Пьеса о детях, о том, какие сегодня отношения в семьях, в какие игрушки играют дети, какие песни слушают и как потом из всего этого вырастают чудовища.

- Помимо работы в «Современнике» вы играете в антрепризном спектакле «Сильвия».

- С этим спектаклем у меня связаны самые теплые воспоминания. У нас потрясающая компания: Женя Симонова, Георгий Тараторкин. О продюсере и говорить нечего, таких просто не бывает. Никогда не забуду, как на гастролях в Минске продюсер полдня искал для меня обогреватель. Тем, кто будет смотреть этот спектакль в первый раз, хочу сказать, что будет весело, ничего серьезного. Это театр-праздник. У кого есть собаки, вспомнят своих любимцев. В пьесе много музыки, радости и даже есть какая-то интрига. И вообще, это лучший способ поднять себе настроение в дождливый осенний вечер!

- В этом спектакле вы играете собаку. Как «входили в образ»? Был ли прототип?

- Я играю свою собаку Мирту, ризеншнауцера. С нее я делала пластику, настроение. К сожалению, она погибла в прошлом году. Казалось, будто мы лишились близкого человека. Собачники говорят: лучший памятник погибшей собаке - новая собака. Теперь у меня французская овчарка, бриар Данхилл. Мне кажется, в обновленном спектакле моя роль будет представлять синтез характеров и привычек моих любимых собак. И я буду в этом спектакле разговаривать со своей погибшей собакой.

- Антреприза интересна вам как возможность дополнительного заработка?

- Мне очень понравилась пьеса. И если бы мне предложили сыграть Сильвию, например, в «Современнике», я с удовольствием согласилась бы. У меня нет никакой антипатии к антрепризе, особенно после работы с Юлием Малакянцем, для которого принципиально важно сделать качественный спектакль.

- Однако сегодня понятие «антреприза» воспринимается едва ли не как синоним халтуры.

- Антреприза - явление все-таки достаточно новое. Должен произойти какой-то зрительский отбор, и «двухтабуреточные» постановки не выдержат конкуренции.

- Снимаетесь ли вы сейчас в кино? Есть ли интересные предложения?

- В российском кино нет. Все неинтересно. С русским кино у меня катастрофа. Самое «удивительное», что мне предложили за последнее время, -рекламировать быстрорастворимую лапшу.

- Вы отказались?

- Да. За миллион долларов я бы согласилась. Если позориться, то дорого.

- Надежды на русское кино нет?

- Каждый раз читаю сценарий и думаю: вот, вот оно -то, что я... не хочу играть. Надоело это олицетворение нежности и доброты. Спрашиваю, что мне играть. Отвечают: «Милую девушку!» Хочется сыграть какую-то выписанную роль: с началом, с концом, с развитием. Сейчас снимаюсь в Вене в фильме «Озрен». Это история о девушке, которая одна воспитывает ребенка, - тяжелая семейная драма. У меня интересная роль, я играю проститутку. Ни одной постельной сцены в фильме нет, о профессии моей героини только говорится. Для «вхождения в образ» пришлось ходить в солярий, чего я в жизни никогда не делала. У меня было три парика и накладные ногти. Кроме того, моя героиня - хорватка, которая говорит по-немецки. Это ужасно сложно - говорить по-немецки да еще с хорватским акцентом, но интересно. На немецком я говорить могу, а хорватское произношение мне ставили.

- Чем привлекает вас работа в зарубежном кино?

- Во-первых, ты куда-то едешь, меняешь обстановку. Другой язык, другой менталитет. Что-то узнаешь новое, знакомишься с другой культурой. Интересно, как там понимают нашу культуру, театр.

- А какие чувства вы испытываете, когда первый раз смотрите фильм со своим участием?

- Отвращение. Всегда.

- Не нравитесь себе на экране?

- Ну, хорошенькая, и что дальше? Я смотрю на другое. Вижу ошибки, вижу, что все мимо. У меня реакция человека, который, не зная, как звучит его голос на магнитной пленке, вдруг слышит себя со стороны.

- Где больше ошибок - в театре или кино?

- В театре нельзя проконтролировать, поэтому кажется, что все получилось хорошо.

- Что для вас важнее при выборе: хороший сценарий, имя режиссера или гонорар?

- Хороший сценарий, хороший режиссер, хорошая роль, потом деньги. А если очень плохой режиссер, плохой сценарий, плохая роль, то деньги - на первом месте.

- Вы больше театральная актриса или киноактриса?

- Конечно, театральная. Это я поняла давно. Больше всего меня раздражает в кино то, что все время нужно ждать: пока свет поставят, пока камеры. Потом вдруг скажут: «Стоп!» И опять ждешь. Я до сих пор не могу найти себе занятие во время этого мучительного ожидания.

- Кто ваш любимый поэт, писатель?

- Марина Ивановна Цветаева. Я все ее люблю: стихи ее люблю, жизнь ее люблю, детей ее люблю. Я в ней нуждаюсь. Понимаю ее. Она писала не головой, а откуда-то из самых глубин. Люблю Достоевского. Произведения современных авторов глубоко меня не задевают. Если мне скажут, почитай эту книжку, ее вся Москва читает, - никогда в жизни читать не буду, хотя, может быть, это очень хорошая книжка. Потому что я жадина. Хочется, чтобы книжка была моя и только моя.

- Вы эмоциональный человек? Можете заплакать в театре?

- Конечно.

- Какой спектакль произвел особенно сильное впечатление?

- Самое сильное потрясение было от Владимира Машкова в спектакле «Табакерки» «Матросская тишина». Во время его монолога я рыдала.

- Говорят, вы любите менять имидж, цвет волос. ..

- Не люблю, никогда в жизни этой пошлятиной не занимаюсь. Цвет моих волос меняется в зависимости от роли. Имиджа у меня никакого нет. Иногда я говорю себе: на следующей неделе буду одеваться во все синее или во все черное, но никогда ни то ни другое не осуществляется.

- Правда ли, что летом по Москве вы предпочитаете передвигаться на роликах?

- Очень многие жители столицы так делают. Доехать из «Современника» до дома на роликах гораздо быстрее, чем на машине. Мне нравится кататься на роликах, это позволяет поддерживать себя в форме.

- Фитнесом занимаетесь?

- Фитнес не люблю. Может, сходила бы в спортзал в веселой компании. Систематически посещать фитнес-клуб нет времени. Я лучше дома пресс покачаю (закуривает очередную сигарету).

- Никогда не возникало желания бросить курить?

- Понимаю, что это плохо и смотрится ужасно. Мне самой неприятно смотреть, как женщина курит. Но мне кажется, что когда я курю, то лучше соображаю.

- Что вы ощущаете, когда вас называют талантливой актрисой, звездой?

- Мне приятно. Неталантливый и звезда - не синонимы. Когда ты получаешь апартаменты в восемь комнат... Я бы очень хотела побыть звездой, правда! Если бы иметь много денег... Я бы построила сказочный дворец, принимала бы гостей, устраивала балы. Организовала бы детский дом или приют для кошек, театральную студию, математическую школу. Очень хорошее ощущение - знать, что у тебя есть деньги.

- Самый приятный комплимент, который выслышали?

- Очень приятно, когда говорят от чистого сердца: «Как хорошо, что вы есть».

- Вы отвечаете на письма поклонников?

- Стараюсь, хотя это сложно. На стандартные письма неинтересно отвечать. Но есть письма, на которые нельзя не ответить. Я так подружилась с одной девушкой: она написала письмо, я ответила. Другая девушка подарила мне магнитофон, чтобы я могла прочесть ее звуковое письмо.

- Как вы реагируете на объяснения в любви?

- Я радуюсь. Но письма потом выбрасываю. Потому что люблю дома открытое пространство.

- Есть ли у вас свои рецепты от уныния?

- Нужно прийти к маме или к кому-то очень близкому. Музыку послушать. Убрать квартиру. Пойти куда-нибудь. В театр.

 
   
   
 
 

Объявления



Дорогие гости сайта! Если у вас есть старые журналы или газеты с интервью Чулпан Хаматовой, фотографии, старые театральные программки и т. п., или вы знаете, где такие материалы можно найти – пожалуйста, напишите нам: info@khamatova.ru. Давайте вместе сделаем сайт интереснее!

 

 

 
   

 

 

     Сайт является неофициальным.
     Авторы сайта не знакомы с Чулпан Хаматовой и не имеют
     возможности передавать ей какую-либо информацию или получать ее.

     Если Вы желаете сообщить ей что-либо лично, обращайтесь

     на официальный сайт театра "Современник".