Чулпан Хаматова
 
Новости  
Биография  
Театр  
Кино  
Другое  
Фотографии  
Интервью  
Ссылки  
Форум  
О Фонде  
 
Подари жизнь
 


  

 

 

 

     
Чулпан Хаматова > Интервью и статьи о Чулпан Хаматовой > Танцующая любовь


 
 

Танцующая любовь

Нет роли, которой она не могла бы сыграть. Но самой важной для Чулпан Хаматовой стала роль соучредителя фонда "Подари жизнь"

Первое впечатление всегда самое сильное. Помню ее дебют, помню ее танцующей. Совсем еще юной. С глазами-смородинами и черной гривой до плеч. Кажется, это была чечетка. Да-да, чечетка! И так она ее выбивала звонко, радостно и победно, что без лишних слов было ясно — звезда. Ничего не запомнил я из того давнего фильма «Время танцора», кроме эпизода с чечеткой и ее имени — Чулпан Хаматова.

У актрисы должно быть имя. Мы можем не представлять ее лица, не знать голоса, но что-то в нас должно мгновенно отозваться на звук ее имени. Какая-то непонятная вибрация повисает в воздухе и еще долго-долго звенит странным, манящим эхом... Алиса Коонен, Вера Комиссаржевская, Мария Бабанова... Великие русские актрисы знали власть своего имени и то, как оно должно выглядеть на театральной афише. Дело не в шрифте и не в величине букв, о которой так всегда пекутся театральные агенты, дело именно в звуке. Чулпан Хаматова... Сразу представляешь себе оперного «Князя Игоря», юрты и степные просторы Золотой Орды, арию Кончаковны «Любишь ли ты меня», строгих, молчаливых половчанок с черными косами... И эта неслучайная рифма с великим именем Ахматова, рождающая ассоциацию с образом горбоносой дивы Серебряного века. Что-то подобное Чулпан сыграет в «Гарпастуме» у Германа-младшего: декадентский излом, манерное томление, любовную лихорадку красавицы 1913 года. Она вообще владеет талантом стилизации, легко и смело примеряет на себя любую эпоху. Ей все идет, все впору: каблучки-шпильки и высокие шиньоны 60-х («Бумажный солдат»), буфы и длинные платья сестер Прозоровых («Три сестры»), гимнастерка и солдатские сапоги («Голая пионерка»). При этом не возникает ощущения случайного маскарада, легкомысленной и непритязательной игры в театр, шутливых реплик a parte в зал. У Чулпан всегда все по правде и всерьез. В этом смысле она классическая героиня, законная наследница лучших традиций русской театральной школы. Может быть, поэтому на нее, как ястребы, спикировали все наши (и не только!) режиссеры. Актрисы такого масштаба и нерва давно не появлялось на горизонте.

Кто-то поспешил навязать ей имидж женщины-ребенка, от которого потом она долго отмывалась. Кто-то видел ее исключительно сериальной superstar, исправно переходящей из одной телесаги в другую (тут и «Дети Арбата», и «Казус Кукоцкого», и «Доктор Живаго» — сплошные главные роли!). А кто-то, как режиссер Нина Чусова, предложил Чулпан попробовать себя в клоунаде и в цирке. Так что даже классический монолог Катерины из «Грозы» у нее прозвучал недоуменной обидой канатоходца, которому никак не удается очередной трюк: «И... почему люди не летают?» Чулпан рисковая. Она все может. Ничего не боится. Спит по три часа в сутки. Все успевает. И дети, и театр, и кино. Я видел ее за кулисами «Современника» — вся как сжатая пружина, как кулак. Никакой звезды: принесите это, подайте то... Вместе со всеми отстояла очередь за компотом и котлетами. «Ну что, начнем? У меня до начала спектакля – час. Мы успеем. Вы только не против, если я при этом буду есть?»

Актриса – это характер. Про трудный, неуступчивый характер Чулпан было известно еще во времена ее учебы в ГИТИСе. Никогда не соглашалась бегать со всеми в массовке. Сразу объяснила, что не для этого она поступала на актерский факультет. Зато потом, уже став признанной звездой, довольно долго продолжала играть свою студенческую «Анну Франк», поставленную ее педагогом, прекрасным режиссером Алексеем Бородиным в Центральном детском театре. Бывшая свекровь Чулпан, знаменитая питерская актриса Ольга Волкова, рассказывала мне со вздохом, как злопыхатели заподозрили в невиданном взлете ее невестки какие-то подлые интриги, ловкие PR-ходы и прочую актерскую прозу. А что Чулпан? Ее это, конечно, ранило, но она не подавала вида. Она вообще не из тех, кто откровенничает в интервью или выясняет отношения через газету. Никто ничего не знает ни про ее личную жизнь, ни про браки, ни про разводы, ни про ее детей. И в этой подчеркнутой экстерриториальности тоже видится характер, не подпускающий к себе никого близко, сохраняющий дистанцию.

Сегодня Чулпан соглашается давать интервью только при условии, что там будет написано про фонд «Подари жизнь», который она создала несколько лет назад вместе со своей подругой и партнершей по фильму «Страна глухих» актрисой Диной Корзун. Она не скрывает, что фонд помощи детям, больным лейкозом, а также строительство первого в Москве грандиозного гематологического центра – содержание и смысл ее жизни. И в том, как говорит об этом Чулпан, нет ни пафоса, ни позы, ни актерского надрыва. Есть лишь грустноватая усталость учительницы, имеющей дело с очередным нерадивым учеником: ну вот, еще один. Ничего толком не знает, надо все разжевывать заново в стотысячный раз, как затверженный наизусть урок. Но она будет это делать терпеливо, неспешно, методично, как и полагается, когда хочешь, чтобы хоть что-то из сказанного было понято, усвоено, зафиксировано.

Мы сидим в кафе вместе с ее помощницей Юлей из фонда – она контролирует все контакты Чулпан с массмедиа. Обе девушки в черном, без грамма косметики на лице. Обе похожи на народоволок, какими их изображали художники-передвижники. В нашем разговоре то и дело мелькают какие-то телефоны, адреса, имена возможных спонсоров. Постепенно до меня доходит, что я имею дело с какой-то разветвленной сетью, в которую вовлечены самые разные лица, организации, структуры. Что все очень серьезно. И женщина, которая сидит напротив меня, с этим своим полудетским голосом инженю, тоже очень серьезная. В прошлом ноябре, например, она собрала 370 000 евро на покупку лекарств, которых подопечным ее фонда должно хватить на год. Вся выручка была получена в результате аукциона, проведенного в Кремле.

«Я ничего не знала про мир современного искусства. И так получилось, что на знакомство с ним у меня ушло больше времени, чем предполагала. Когда я туда нырнула, то поняла, что это бездна. А тут еще грянул кризис. И меня стали одолевать звонками, что надо все отменять, что ниже заявленного эстимейта продавать вещи нельзя, что вся эта благотворительность может обернуться непоправимым уроном для материального положения многих художников. Какие-то галеристы стали требовать картины обратно. Аукцион был на грани срыва. Но мы устояли. И все прошло замечательно. А кое-кто из художников, как Дубосарский, Виноградов и Файбисонич, отдал все деньги, включая эстимейn, который стоил мне таких нервов».

Очень помог Симон де Пюри, признанный виртуоз и мэтр аукционного дела, глава Дома Philips. Он провел торги с таким молниеносным артистизмом, что все только рты раскрыли, а дыхание смогли перевести, лишь когда он воскликнул в последний раз: «Продано!» Вот как надо дирижировать эмоциями, разыгрывать каждый лот, режиссировать каждую схватку! «Я и сама иногда веду аукционы, но теперь я понимаю, какое это дилетантство по сравнению с мастерством Симона».

Самая глобальная история — традиционный концерт фонда 1 июня. На этот раз Чулпан и Дина хотят провести его не в «Современнике», а в Доме музыки на Красных Холмах. Из-за кризиса решили привлечь максимальное количество людей. Пусть взносы будут скромными, но их должно быть как можно больше. Свою поддержку пообещал телевизионный канал «Россия».

- Мы пытаемся найти с ними общие точки соприкосновения. Задумана телевизионная версия концерта. Мы впервые поставили перед собой задачу добиться рейтинга. Как вы понимаете, он нужен нам не сам по себе, а опять же чтобы собрать максимально платежеспособную аудиторию. Поэтому нужны звезды.

- Неужели еще остались звезды, которые вам были бы недоступны? – недоумеваю я.

- Думаю, что нет. Но я имею в виду западных исполнителей. А это дорого, хлопотно и сложно.

- А что со строительством центра? Есть тут какое-то движение?

- Ну, недавно приезжал... я забыла, в какой он сейчас должности, Владимир Владимирович Путин...

- Вообще-то, он премьер-министр.

- Ну вот. Он был у нас. Подтвердил, что финансирование выделено, что будет осуществлен именно тот проект, который был разработан немецкими специалистами и был одобрен первоначально. Это ведь потом под аккомпанемент разговоров про кризис кое у кого возникли сомнения, что проект слишком дорогостоящий, что можно сделать все дешевле и не хуже. Но нет, именно что хуже! А у нас совершенно уникальный центр, не соответствующий никаким стандартам, рассчитанный в каждом своем миллиметре именно на лечение заболеваний крови: от хирургического оборудования до специальной мебели.

- Интересно, что вы почувствуете, когда все это будет наконец построено?

- Умру, наверное. От счастья! Как у Пушкина: «Восхищенья не снесла и к обедне умерла».

- «От счастья не умирают». А это уже Александр Николаевич Островский.

Чулпан смеется. Нет, кризиса не боится. Считает, что терять ей особенно нечего. А то, что будет меньше фильмов, так это даже хорошо, значит, меньше будет халтуры, сериальной поденщины. Не надо будет встречаться с режиссерами, которых на пушечный выстрел нельзя подпускать к съемочной площадке, иметь дело с операторами, за плечами которых в лучшем случае какие-нибудь двухмесячные курсы фотографов-любителей... В общем, Чулпан надеется, что отбор теперь будет более жестким, а в профессии останутся только те люди, которые без нее не могут жить.

А может ли она сама существовать без актерской профессии? Сегодня она не задается этим вопросом, так все логично связалось и выстроилось в ее жизни – и театр, и кино, и фонд, и семья, вся эта ее борьба, которая в корне поменяла ее взгляды на людей. «Был период, когда я думала всерьез о том, чтобы уехать из России и начать работать на Западе. Признаюсь, мне там удобнее, понятнее, комфортнее. И эта вежливость, которая столь многим кажется фальшивой, на самом деле меня очень даже устраивает в повседневной жизни. Более того, после «веселенькой» программы «Розыгрыш» на Первом канале, состоявшейся сразу после трагедии в Беслане, когда нам на полном серьезе предложили «поиграть» в заложников (и это еще когда бесланских детей не похоронили!), я вдруг отчетливо поняла, что не хочу жить в этой стране, что надо увозить отсюда детей, что ничего хорошего здесь не будет никогда... И только наша идея с организацией фонда «Подари жизнь» изменила мои планы. Это при том, что мы с Диной чувствовали себя так, как если бы нам предстояло выкопать огромный котлован десертными ложечками. Ничего не понятно, огромные нервные и временные затраты. Результатов – ноль. Поначалу я честно пыталась себя лимитировать: вот на фонд я могу потратить десять часов в неделю. Не больше. Но какое там! А потом поняла: никаких границ и лимитов тут быть не может. Надо просто отдаться этому потоку, расслабиться и плыть, плыть, пока хватит сил». А как ее собственные дочери отнеслись к этому «потоку», который все дальше и дальше уносит их маму? «Вначале было сложно. Они ревновали. Помню, когда они пришли со мной первый раз к детям и увидели, как они ко мне все липнут, вначале остолбенели в негодовании. А потом стали молча оттеснять чужих детей, с усилием отдирая их руки от меня: это наша мама, она только наша. Но потом успокоились и смирились с тем, что в моей жизни есть еще дети, которые тоже нуждаются во мне и в моей помощи. Я глубоко убеждена, что дело не в количестве любви, которые получают наши близкие, а в ее качестве».

При этом заниматься только фондом Чулпан не может, да и не хочет. Есть театр «Современник», которому она очень предана и считает своим. Есть кино (сейчас она заканчивает съемки в Португалии в фильме «Америка»). А в марте состоится долгожданная премьера Театра Наций – спектакль «Бедная Лиза» в постановке Аллы Сигаловой, где впервые Чулпан предстанет в качестве танцовщицы modern dance. Это что-то новое? «Я сама себе удивляюсь. Хотя танцевать мне хотелось всегда. Моей любимой книгой в юности были мемуары великого хореографа Мориса Бежара, где я впервые прочитала фразу Фридриха Ницше: «Будь проклят день, когда бы я не танцевал». К тому же я страстно мечтала о работе с Аллой Сигаловой. И надо такому случиться, чтобы в один прекрасный день раздался телефонный звонок, меня не было дома, и голос в автоответчике сообщил, что это Алла, что у нее есть идея, что надо встретиться... Мы встретились, обрушив друг на друга все мыслимые запасы нежности и восторгов. Но это были только всплески и эмоции, работа началась много позднее, когда у нас в руках появилась партитура оперы «Бедной Лизы». Эта изумительная музыка Леонида Десятникова, которую Алла и предложила мне станцевать... Я никогда не думала, что это так трудно. К тому же моя давняя травма позвоночника тут же дала о себе знать. Премьеру пришлось на какое-то время отложить. Но сейчас я репетирую с наслаждением. Музыкальный текст, переложенный на язык жестов. Как говорит Алла Сигалова о своей хореографии: «Это же текст! Неужели вы его не слышите?» Для меня стало открытием, что можно кричать молча, что любой жест обладает гораздо большей выразительностью, чем слово. С первой же нашей встречи Алла стала меня посвящать во все современные школы и системы мирового танца. И мне совсем снесло голову, так это было интересно и ново.

- Символично, что первый фильм, в котором я вас увидел, назывался «Время танцора».

- Вот видите, не прошло и пятнадцати лет — и я снова танцую. Тут недавно какие-то кусочки наших репетиций показали по телевизору, и мне позвонил мой партнер по «Ледниковому периоду» Роман Костомаров с неожиданным вопросом: «Ты что там обкуренная, что ли?» А я ему: «Ты что? Я же любовь танцую...»

 
   
   
 
 

Объявления



Дорогие гости сайта! Если у вас есть старые журналы или газеты с интервью Чулпан Хаматовой, фотографии, старые театральные программки и т. п., или вы знаете, где такие материалы можно найти – пожалуйста, напишите нам: info@khamatova.ru. Давайте вместе сделаем сайт интереснее!

 

 

 
   

 

 

     Сайт является неофициальным.
     Авторы сайта не знакомы с Чулпан Хаматовой и не имеют
     возможности передавать ей какую-либо информацию или получать ее.

     Если Вы желаете сообщить ей что-либо лично, обращайтесь

     на официальный сайт театра "Современник".