Чулпан Хаматова
 
Новости  
Биография  
Театр  
Кино  
Другое  
Фотографии  
Интервью  
Ссылки  
Форум  
О Фонде  
 
Подари жизнь
 


  

 

 

 

     
Чулпан Хаматова > Интервью и статьи о Чулпан Хаматовой > Без страха и упрека


 
 

Без страха и упрека

В багажнике моей машины лежат два пакета с тетрадками и фломастерами – я повезу их волонтерам, которые передадут их в детские дома. Еще примерно раз в полгода с кем-то из знакомых моих знакомых случается несчастье – и тогда я перевожу какие-то деньги на счет. Каждый раз, когда такое происходит, чувства – смешанные: с одной стороны, ты вроде как чуть-чуть подчистил карму, с другой – может быть, мог сделать больше.

Сделать для детей, заболевших лейкозом больше, чем Чулпан Хаматова и ее друзья – в первую очередь, Дина Корзун, – кажется, невозможно. Вся жизнь Чулпан последние три года подчинена одному: приумножению денег в фонде «Подари жизнь». Все началось с концерта, который по просьбе врачей из Российской детской клинической больницы организовали Чулпан и Дина – в театре «Современник». Нужны были деньги на аппарат для облучения донорской крови. Деньги собрали – но количество мест в клинике не увеличилось. А заболевших детей несравнимо больше, чем койко-мест. И вылечиться могут почти все: 80-90 процентов. А вылечившись – выздоравливают навсегда, живут долгую и счастливую жизнь, рожают здоровых детей. И мешает этому только отсутствие денег. «Наша задача – дать им шанс, – говорит Чулпан. Хуже нет, когда маме говорят: "нет мест, нет денег, сделать ничего не можем, сидите дома и погибайте". Мы обязаны испробовать все варианты – сколько бы лечение ни стоило: 700 тысяч долларов, 2 миллиона… А вот если современная медицина бессильна, и ты точно это знаешь, – это горе совсем другого сорта. Но есть ли что-то безобразнее, чем когда ребенок умирает потому, что не хватает денег его вылечить?»

Разрисованные скамейки на Болотной площади, фотовыставка в ГУМе, концерты… Недоверие мира не знает границ: часто можно услышать, что во всей этой деятельности слишком много пиара, причем – личного. Но там, где появляется Чулпан, сразу возникают два слова: «Подари жизнь». Она говорит: «Я уже непробиваемая внутри. У меня даже не черепаший панцирь, а шкура броненосца. Захочешь чем-то обидеть, заподозрить – не получится, бесполезно. И кто знает, что ребенку поможет больше – лекарство, праздник, или вовремя пришедший гость-волонтер». И тут же: «А пойдемте сегодня со мной на встречу. Мы готовим благотворительный аукцион современного искусства. Пройдет в музеях Московского Кремля. Башмет согласился сделать концерт». Я провожу с Чулпан целый день. В середине него я узнаю, что на аукционе будут продаваться лучшие художники – Файбисович, Кулик, Калима и еще многие. И кроме задачи собрать деньги для детей, есть еще одна – не снизить цены на произведения, ведь от аукционной стоимости работ зависит репутация художника. Так по-взрослому, по-западному у нас благотворительностью еще не занимаются. На этой самой встрече Чулпан вникает во все детали, включая кейтеринг. «А как же иначе. Ведь это – имя нашего фонда. Если мы поставим под удар наше имя, мы потеряем все и сразу».

«Все и сразу» – это репутация фонда, позволяющая спасать детей. Во всем мире лейкемию лечат за счет благотворительности – это стоит так дорого, что ни одно государство не может обеспечить нуждающихся. В США только один частный лечебный центр собирает 1 миллион долларов пожертвований ежедневно. Достичь таких высот «Подари жизнь» пока не удалось. Мешают инертность, недоверие, дурной опыт. «Мы сами еще три года назад, когда начинали, на каждом углу успокаивали – ну что вы, мы не фонд, мы честные, реально помогаем! Мне сестра родная говорит: "Ты конечно не воруешь, но врачи что- нибудь подворовывают обязательно – в нашем государстве по-другому не бывает". И спорим – до слез, до драки. А какие у нас во время походов в театр, в кино были ужасные истории – дети ведь лысые, и девочек двух однажды какая-то мамаша прогнала: "Пересаживайтесь, вы заразные". Прямо отголоски советско-фашистского прошлого. Но ведь прошло мало времени, а к фонду очень выросло доверие. И я надеюсь, что чистые помыслы и открытые поступки по крупице, но будут взращивать уважение к благотворительности».

«А много ли детей вы навещаете сами?» – спрашиваю я после третьего звонка за день мальчика Мити, который ждет Чулпан в клинике. «Я не считала. Много. И к ним не артистка приезжает – сдалась им эта артистка. К ним приходит подружка. Они дарят подарки и дарят любовь – я прихожу, они виснут на мне гроздьями». И говорит, что могла бы все отодвинуть на второй план и заниматься только фондом: «Если бы было, на что жить, и если бы для фонда не была важна моя известность».

Рассказывает это мама двух маленьких девочек, которая водит большой и красивый, голубого цвета микроавтобус, потому что из школы надо забирать не только дочерей, но и их друзей, а как по-другому? Все это рассказывает одна из самых востребованных театральных и киноактрис Москвы, только что сыгравшая главные роли в нескольких фильмах, включая картину, которая участвовала в Венецианском кинофестивале, – «Бумажного солдата» Алексея Германа-младшего. На днях, на фестивале «Территория», Чулпан выступает с премьерой уникального хореографического спектакля в постановке Аллы Сигаловой на музыку Леонида Десятникова, который сама называет творческой лабораторией, где все – сплошной эксперимент. А в ноябре – спектакль замечательного рижского режиссера Алвиса Херманиса, так полюбившегося Москве во время гастролей. «Это же гениально. На его спектаклях сидишь и думаешь: только бы не закончилось это счастье. Попала я к нему случайно. Зашла по делам в кабинет к Жене Миронову – он руководит Театром Наций, – где они что-то обсуждали, и спросила: "А я?", а в ответ услышала: "А тебе это интересно?"»

Как это все успевать – представить сложно. Ну вот как-то, со сном по четыре часа в сутки, с опозданиями («Я и расписание – понятия, увы, несовместимые»): «В самом начале был период, когда я вообще не спала, потому что мы готовили концерт и делали все сами. Я разрывалась между тем, как встречать певцов, заказывать пирожки и монтировать видео. А еще надо было некоторым артистам сказать: "Извините, пожалуйста, но вы не помещаетесь в наш концерт" и не поссориться с ними на будущее. Тогда я поняла, что если хоть на секунду задумаюсь, как я все это выдержу, то сразу же умру, сломаюсь, закончусь. И в ту сторону я с тех пор не смотрю. Я сказала себе: мы родились, у нас есть ноги, руки, глаза, нос и фонд "Подари жизнь". Это как уши мои, как моя нога».

Например, «Ледниковый период» – это было решение консилиума. Врачи, работающие в фонде, уговорили участвовать в проекте – Первый канал, огромный рейтинг. «И помогло?» – спрашиваю я. «Но как! Это сила нашего телевидения: чуть ли не в десятки раз стали больше народные поступления – через Сбербанк. А я тогда одновременно снималась у Леши Германа, выступала на коньках – ну и, конечно, репетиции, спектакли в "Современнике". Я ползала буквально и говорила: все, больше не хочу, не могу. И до финала мы дошли только благодаря настойчивости Костомарова, который привез к победе труп Хаматовой». Каждый, кто видел хотя бы одно выступление Чулпан на льду, с трудом поверит в эти слова – так она была очевидно прекрасна. Может быть, это неистребимая воля к победе, к выигрышу? «Я соревноваться ненавижу. И в творчестве, в ролях у меня из этого ничего не выходит. Это неумолимый закон моей жизни, как только я говорю себе: буду биться, все будет с точностью до наоборот. А когда я думаю примерно так: ну хорошо, тебе нравится этот режиссер, просто радуйся, что ты сейчас с ним можешь пообщаться, не случится сейчас, случится потом – тогда неожиданно что-то хорошее происходит. Я раньше жила по Булгакову: "Никогда ни у кого ничего не проси. Сами предложат и сами все дадут". И кто же знал, что глагол "просить" благодаря фонду станет главным в моей жизни».

Ради развития фонда Чулпан встала на коньки. Ради фонда – чтобы использовать любую возможность доступа к властям – Чулпан согласилась стать членом общественной палаты. «Это оказалось обоюдной подставой. Я влезла и наобещала то, о чем не имела представления. Мне казалось, что мы сможем до первых лиц государства что-то донести. Но я никогда не подпишусь под документами, в которых ничего не смыслю. Когда я вместе с Потаниным участвую в комиссии по благотворительности – это новые контакты, возможность понять, что можно получить от государства, а чего ждать не стоит. Живой инструмент. А палата целиком – бюрократическая организация, где предлагают выступать в роли свадебного генерала. Поэтому – пусть выгоняют с позором, что угодно делают. Но я не резиновая, я не жвачка, которую можно растянуть».

Вы уже сами себя растянули на столько всего, что дальше просто невозможно – вот что хочется сказать Чулпан, которая при этом умудряется съездить в Лондон поучиться: «Очень хорошо прочищает мозги; студенты изучают новые театральные техники и всем наплевать на твои заслуги в своей стране». А заслуги уже – кажется, все, какие возможны: «Тэффи», «Золотой орел», «Золотая Маска»... Каких еще высот, удач хочется актрисе Чулпан Хаматовой? «Выучить итальянский язык. И, знаете грузинский анекдот: "Гиви, как у тебя дела?" – "Плохо, еще работаю". Хочется заниматься только чистым, бескомпромиссным, независимым творчеством. Хочется, чтобы фонд заработал как часы. Чтобы не возникало постоянно: денег не хватает – давайте срочно что-нибудь вышивать, продавать, давать интервью». И во что, кроме итальянского языка, Чулпан действительно верит? «Я и в него не верю, – смеется она в ответ. – То есть все буду для этого делать, но, возможно, получится уже не в моей жизни. А вообще люди должны понимать, что все зависит от нас. Что, например, жить в городе с такой экологией невозможно. И об этом надо говорить. Это же наши дети ходят на уровне выхлопных труб. Я попробовала от дома до площадки дойти на корточках, чтобы оказаться ростом с собственных детей. И поняла, что я – мать- убийца. Им нельзя здесь жить».

Чулпан – человек, по нашей сегодняшней жизни, фантастически неравнодушный. И то, что вокруг нас благодаря Чулпан и ее друзьям меняется отношение к благотворительности – это точно. А изменился ли характер самой Чулпан? «Я стала более открытой. Раньше я общалась с коллегами и бесконечно обсуждала рисунок роли. Все прочее вызывало во мне потаенный страх. А теперь – рядом со мной удивительные дети и их родители, врачи, медсестры, волонтеры... И рисунок роли – это самое скучное, что может быть». Раздается телефонный звонок. «Да, Митенька, я уже еду. Ты ждешь?

Фонд "Подари Жизнь" факты и цифры:

1. Фонд помощи детям с онкологическими, гематологическими и другими тяжелыми заболеваниями был зарегистрирован Чулпан Хаматовой и Диной Корзун 27 ноября 2006 года – через полтора года после того, как они провели первый благотворительный концерт «Подари жизнь» в театре «Современник». Тогда, в июне 2005-го собрали около 270 000 долларов – денег хватило на аппарат для облучения крови и на лекарства для пациентов Федерального центра детской гематологии.

2. Сумма расходов на лекарства для одного ребенка может составлять 600 долларов в день: такое лечение ни один госбюджет не «потянет». Пожертвования могут быть адресными: на сайте фонда размещены фотографии детей, которым срочно необходима помощь, а также подробные отчеты о всех поступлениях и расходах. Только с января по июль 2008 года фонд оплатил лечение на сумму в 90 574 000 рублей.

3. Счет фонда открыт в «Сбербанке», который предоставил льготные условия: фонд не платит банку за обслуживание счета, а благотворители не должны платить комиссионные за осуществление банковской операции. Таким образом, каждый рубль пожертвований идет на помощь детям.

4. Очень многим детям необходимо лечение за границей, да и в Москву многим из них приходится добираться из самых отдаленных мест страны. С середины 2008 года каждый участник программы «Аэрофлот- Бонус» может перевести часть накопленных бонусных миль в пользу фонда. Акция называется «Мили милосердия».

5. Благодаря активной деятельности Чулпан и Дины, в августе 2005 года Владимир Путин посетил НИИ детской гематологии. Результатом этого визита стал указ о создании Федерального научно- клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии и распоряжение о строительстве здания общей площадью в 78 000 кв. м на юго-западе Москвы. Появление такой клиники способно принципиально улучшить ситуацию с лечением детей. Пока площадка выделена, но строительство так и не началось.

 
   
   
 
 

Объявления



Дорогие гости сайта! Если у вас есть старые журналы или газеты с интервью Чулпан Хаматовой, фотографии, старые театральные программки и т. п., или вы знаете, где такие материалы можно найти – пожалуйста, напишите нам: info@khamatova.ru. Давайте вместе сделаем сайт интереснее!

 

 

 
   

 

 

     Сайт является неофициальным.
     Авторы сайта не знакомы с Чулпан Хаматовой и не имеют
     возможности передавать ей какую-либо информацию или получать ее.

     Если Вы желаете сообщить ей что-либо лично, обращайтесь

     на официальный сайт театра "Современник".