Чулпан Хаматова
 
Новости  
Биография  
Театр  
Кино  
Другое  
Фотографии  
Интервью  
Ссылки  
Форум  
О Фонде  
 
Подари жизнь
 


  

 

 

 

     
Чулпан Хаматова > Интервью и статьи о Чулпан Хаматовой > "Артистам нужен праздник"


 
 

"Артистам нужен праздник"

С 24 марта по 11 апреля в Москве пройдет традиционный театральный фестиваль «Золотая маска», на котором лучшим из лучших будут вручены заслуженные награды. В прошлом году эту престижную премию получила актриса Чулпан Хаматова за роль в спектакле Нины Чусовой «Мамапапасынсобака».

— «Золотая маска» — одно из основных театральных событий страны, — рассказывает Чулпан. — Для участия в этом фестивале в Москву привозят огромное количество спектаклей со всей России. Поэтому получить такую награду мне было, конечно, очень приятно. Хорошо, что наши театральные премии отличаются друг от друга, каждая имеет свое лицо. На «Золотой маске» присутствует торжественность, хороший пафос. А, к примеру, на церемонии вручения «Чайки», наоборот, все очень демократично, доминирует неформальное общение.

Насколько для вас важны награды?

— Ощущения в момент награждения очень хорошие, особенно если рядом близкие люди, которые могут за тебя порадоваться. Тем более приятно, когда премия имеет денежный эквивалент. А затем (такое, наверное, характерно лишь для нашей страны) приходит понимание, что для твоего карьерного роста эта награда ничего не значит. Во всем мире получение тех или иных премий отражается на статусе актера, на гонорарах и прочем… Хотя все равно даже быть номинированным на ту или иную премию приятно и престижно, ведь из огромного количества спектаклей, вышедших в течение года, выбрали постановку именно с твоим участием, твоя работа заинтересовала. Вообще подобные церемонии — праздник, который артистам тоже нужен…

Раз существуют награды, значит, есть и момент соревновательности в вашей работе. Как вы к нему относитесь?

— Видимо, я повзрослела, поскольку перестала этого бояться. К тому же я была членом жюри нескольких фестивалей и знаю: иногда присуждение той или иной награды просто одолжение актеров друг другу. И то, что ты ничего не получил, вовсе не значит, что твой труд не оценили или ты плохой артист.

Вас радует происходящее в театре?

— Если сравнивать с периодом десятилетней давности, временем моего поступления в РАТИ, когда на семь зрителей в зале приходилось пятнадцать артистов на сцене, то сегодня просто золотой век театра. Молодые режиссеры имеют возможность работать на солидных площадках. Яркий тому пример — Кирилл Серебренников. Он поставил спектакли «Мещане», «Лес», «Изображая жертву», «Терроризм» в МХТ им. А. П. Чехова. Со многими театрами сотрудничают Нина Чусова, Ольга Субботина и другие молодые интересные режиссеры. Театр куда-то шагнул и двигается — таково общее мнение.

Вопрос — куда?

— В хорошую сторону. Думаю, если есть движение, поиск новой формы, новой драмы, то это замечательно. Правда, у нас в стране все происходит периодами, и, по идее, период расцвета должен будет смениться периодом застоя. Но сегодняшняя ситуация очень обнадеживает. Как актриса я счастлива — занята в проектах, которые мне нравятся, от которых получаю удовольствие. По-моему, сейчас только ленивый актер не играет на сцене: такое огромное количество площадок! В той же Москве их число перевалило за сто, и все равно на спектаклях полные залы. Современный театр очень разнообразен, многолик. Хотелось бы побольше международных фестивалей, побольше взаимопроникновения с зарубежными театрами, почаще видеть на отечественной сцене работы западных мастеров.

Раньше вы были заняты в антрепризах. Сейчас разочаровались в таких проектах?

— Просто нет времени. Ведь антреприза предполагает достаточно кочевой образ жизни, постоянные гастроли, а у меня много спектаклей в Москве и ездить нет возможности. Если будет интересный проект, я, возможно, и соглашусь. Но тогда придется отказываться от каких-то ролей в «Современнике», а мне бы этого очень не хотелось. Тем более что главная цель антрепризы не глубокое проникновение в сущность пьесы, не поиск новых форм, а зарабатывание денег. Поэтому, как правило, наиболее удачны комедийные проекты. Антреприза не может позволить себе тех затрат (декорации, актерский состав), на которые идет стационарный театр. В этом плане очень интересную вещь делают в Ленкоме: привлекают к работе антрепризных продюсеров, давая актерам возможность заработать, и создают спектакль на базе театра — в результате качество постановок остается на должном уровне. Мне кажется, в скором времени эта модель приживется во многих театрах. Во всяком случае, я надеюсь.

Вы создали интересные, яркие образы в спектаклях Нины Чусовой — мальчика в «Мамапапасынсобаке», Катерины в «Грозе». Как началось ваше сотрудничество?

— Мы встретились в кабинете главного режиссера «Современника» Галины Борисовны Волчек, которая нас и познакомила. Нина дала мне пьесу «Семейные истории» (превратившуюся в «Мамапапасынсобака»). Я уехала с текстом в Австрию, где тогда снималась в картине «Сукин сын». Пьеса не произвела никакого впечатления, заинтересовал лишь увлекательный ход — когда взрослые актеры играют детей, играющих во взрослых. При встрече Нина сказала: «Я беру вас, потому что вы любите клоунаду». Это обрадовало, поскольку мне всегда были интересны характерные роли. Лирическая героиня, в рамки которой меня пытались втиснуть после картины «Страна глухих», — узкопрофильное амплуа, не дающее особых возможностей для актерского роста.

Итак, я прочитала пьесу и отложила ее, подумав, что ничего не выйдет: она была посвящена войне в Сербии и оказалась очень мрачной. Однако начались репетиции, и мы стали развивать другую тему (она тоже присутствовала в тексте, но была не ярко выражена): насколько страшна сегодня жизнь взрослых, что они могут дать собственным детям и какими потом те вырастают. Оказывается, дело не в плохих детях, а в плохих родителях. Период репетиций был счастливым для всех артисток, участвующих в спектакле: и для меня, и для Оли Дроздовой, и для Гали Петровой, и для Полины Рашкиной. Мы буквально жили в театре, сами придумывали стихи, тексты. В итоге материал изменили кардинально.

На этом спектакле постоянно аншлаг. Но некоторые зрители уходят, заявляя, что он оскорбляет до глубины души…

— Да, некоторые, обвиняя нас в кощунственном отношении к детям, уходили со спектакля. А на гастролях в Санкт-Петербурге нас вообще чуть не убили — в самом прямом смысле. Этой истории мы не забудем никогда. Спектакль играли на сцене БДТ. Зрители чуть ли не с первых минут, даже не разобравшись, о чем мы хотим сказать со сцены, начали вставать, кидать в нас программками, кричать: «Вонючие москвичи!» То есть возникла ситуация, при которой артисты имеют право отменить спектакль. Но мы знали, что в зале находятся и те, кто нас понимает, и ради них доиграли до конца. Потом все это обернулось для нас серьезными нервными срывами. Спектакль требует от его участников огромной моральной и физической отдачи, и такое незаслуженное и изначально брезгливое отношение задело очень сильно.

Но ведь «Мамапапасынсобака» — постановка актуальная и педагогическая. Разве не принявшие его зрители не ездят в общественном транспорте, не ходят по улицам, не видят родителей, ругающихся матом при детях?

— Наверное, они живут в XIX веке и не смотрят телевизор, по которому то и дело показывают страшную хронику, не видят всего кошмара, выливаемого на бедных детей отовсюду: из рекламы, тупых шоу. А нормальные люди поняли, что мы хотели сказать своей работой. К примеру, Дина Корзун, у которой замечательный, хорошо воспитанный сын, после просмотра ушла со словами: «Какая же я плохая мать». Спектакль заставляет задуматься над тем, как мы ведем себя со своими детьми, как их не уважаем, не ценим. Когда мы репетировали, у нас не было желания ни удивить, ни рассмешить. Главная цель — достучаться до зрителей, до взрослых, которые в ответе за своих детей.

«Грозу» и зрители, и критики тоже встретили далеко не однозначно…

— Я этого ожидала. Есть фундаментальное, накрепко заученное произведение из школьной программы, всех долго и старательно приучали понимать его определенным образом и никак иначе. Мы попытались прочитать пьесу Александра Николаевича Островского под другим углом. Мне очень хотелось подискутировть с человеком, который не желает принять спектакль лишь потому, что Катерина в нем не «луч света в темном царстве». Тщательно разбирая роль, я поняла: нельзя идти по пути стереотипа. Я не видела ни одной традиционной постановки, которая заставила бы меня поверить, что Катерина действительно такой луч, с каким сравнивал ее известный критик.

Измена мужу не самый светлый поступок…

— Да, мало того что героиня изменила мужу, она еще рассказала об этом ему не дома один на один. Мучаясь непонятными угрызениями совести, она дождалась момента, когда соберется весь город, и огорошила близких своим сообщением, опозорив таким образом всю семью. Я уже не говорю о самоубийстве. И виноваты в случившемся почему-то все остальные. Мне показалось, что причины надо искать в самой Катерине. Вообще, данную пьесу в том виде, в каком она была написана, в сегодняшнем театре можно играть или совсем цинично, или сократив в соответствии с современным форматом. Мне кажется, Островский был бы доволен, что у его драмы появились новые акценты — значит, она всевременная.

Недавно состоялась премьера спектакля Кирилла Серебренникова по роману Михаила Кононова «Голая пионерка», в котором у вас главная роль. Вы сразу приняли предложение участвовать в нем?

— Я согласилась, даже не прочитав роман. У меня была давняя мечта поработать с Кириллом Серебренниковым. Как-то он предложил мне сыграть Клеопатру — я очень обрадовалась. Затем все сошло на нет. И вот опять представилась долгожданная возможность сотрудничества. Правда, вместо Клеопатры оказалась пионерка. На волне счастья я на это не обратила внимания. А затем, дав согласие, начала читать текст. И стали закрадываться сомнения: мне казалось, что роман Кононова, написанный от лица главной героини как некий поток сознания, точнее, как песня, воплотить на сцене просто невозможно. Но в определенный момент все его нити соединились в одну — щемящую, безумную жалость и любовь к России. И я успокоилась, «вошла» в произведение.

Я пытаюсь рассказать в спектакле о войне, не только о Второй мировой. Каждый год я веду вечер, посвященный началу Чеченской войны, вижу участников этой трагедии, хорошо знакома с Сергеем Говорухиным, смотрела его фильм, читала книгу, после которых становится очень тяжело жить… Наш спектакль о том, что никакая война не имеет оправдания, в том числе Вторая мировая, выигранная ценой жизней огромного количества людей, многие из которых при желании можно было сберечь. И тем не менее у народа остается необъяснимая, непреодолимая любовь к своей стране. Такие понятия, как долг пред Родиной, защита ее чести, актуальны и для тех, кто оказался втянутым в современные войны.

В спектакле трагические сцены следуют одна за другой, у зрителя нет ни секунды, чтобы перевести дыхание…

— Искусство и существует для того, чтобы будоражить, волновать людей, заставлять их задуматься. Наша история дает мало поводов для развлечения. Я на спектакле выкладываюсь так, что после него буквально ничего не остается внутри. Голая пионерка не какой-то конкретный характер, образ — это обнаженная, ничем не защищенная душа.

Расскажите о ваших новых работах в кино.

— Недавно закончила сниматься в картине Алексея Германа-младшего под рабочим названием «Гарпастум» (так в античном мире называли футбол). Действие фильма разворачивается в эпоху Серебряного века. Я играю хозяйку литературно-художественного салона, в гости к которой приходят известные художники, поэты: Блок, Мандельштам, Чуковский, Ахматова, Белый. Моя героиня — первая женщина главного героя, открывшая ему двери во взрослый мир.

Сейчас снимаюсь в телефильме Александра Прошкина «Доктор Живаго». Всегда трудно перевести литературное произведение, тем более такого уровня, на язык кино. Мне очень нравится то, что сделал Юрий Арабов, написавший сценарий. Интересно работать с режиссером, снявшим одну из моих любимых лент — «Холодное лето пятьдесят третьего» — и множество других хороших картин. Он тонкий, интеллигентный человек, цитирующий наизусть всего Пастернака. Приглашена сильная актерская команда, с которой я счастлива работать: Олег Янковский, Олег Меньшиков, Алексей Петренко, Владимир Ильин. Думаю, фильм должен получиться интересным. Но об этом судить зрителям.

 
   
   
 
 

Объявления



Дорогие гости сайта! Если у вас есть старые журналы или газеты с интервью Чулпан Хаматовой, фотографии, старые театральные программки и т. п., или вы знаете, где такие материалы можно найти – пожалуйста, напишите нам: info@khamatova.ru. Давайте вместе сделаем сайт интереснее!

 

 

 
   

 

 

     Сайт является неофициальным.
     Авторы сайта не знакомы с Чулпан Хаматовой и не имеют
     возможности передавать ей какую-либо информацию или получать ее.

     Если Вы желаете сообщить ей что-либо лично, обращайтесь

     на официальный сайт театра "Современник".