Чулпан Хаматова
 
Новости  
Биография  
Театр  
Кино  
Другое  
Фотографии  
Интервью  
Ссылки  
Форум  
О Фонде  
 
Подари жизнь
 


  

 

 

 

     
Чулпан Хаматова > Интервью и статьи о Чулпан Хаматовой > Смотрите, кто пришёл


 
 

Смотрите, кто пришёл

Она неохотно дает интервью, видимо, прекрасно понимая, какая информация об артистах на сегодняшний день востребована больше всего. Подробностей личной жизни, резких высказываний в адрес коллег, скандальности - словом, ничего остренького и солененького от нее не дождешься. Для большинства людей Чулпан Хаматова - вещь в себе, весьма, впрочем, занятная.

- Чулпан, мы так долго договаривались о встрече и столько раз ее откладывали по вашей просьбе, что, признаюсь, в какой-то момент я подумала: "Да она меня просто "морочит"! Вы что, специально устраиваете журналистам испытание на прочность?

- Знаете, это вынужденная мера. Во-первых, я действительно была очень занята на съемках. И, по большому счету, просто меня ноги не несут на интервью, а когда не хочется, всегда найдется с десяток уважительных причин, чтобы не найти времени на встречу. В общем, боюсь, боюсь я всех вас!

- Так сильно обжигались?

- Опыт показывает, причем печальный, что открытость к контактам с прессой до добра не доводит. Например, была я как-то в Калининграде, и там меня атаковала журналистка "Комсомольской правды", а я не люблю эту газету, ну не люблю и все. Но она меня так настойчиво уговаривала, так доказывала, что калининградская "Комсомольская правда" - это совсем другое издание, что мне стало неловко: еще подумает - приехала столичная штучка и строит из себя звезду. В общем, я поддалась и, конечно, очень скоро об этом пожалела. Несмотря на обещание, что текст не выйдет за пределы Калининграда (а эта журналистка давала мне честное слово), материал был опубликован в столице, и, естественно, в нем я не узнала ни одного своего слова, все было перевернуто с ног на голову.

- А визирование текста?

- А то вы не знаете, что у нас все эти письменные договоренности не прочнее, чем замки на песке! Я в эти игры уже играла: сначала сама подписывала тексты, потом начала брать расписки с журналистов. Затем, когда они все валили на редакторов, стала брать "автографы" у главредов - и все с тем же нулевым эффектом. В результате во всех этих публикациях я оставляю впечатление какой-то дуры, так уж лучше вообще хранить молчание.

- А с неудачными или несвоевременно сделанными фото случались истории?

- Конечно. Вообще больше всего конфликтов возникает с фоторепортерами, потому что они, как правило, даже для приличия разрешения у тебя не спрашивают: и по-хорошему их просишь не тратить зря пленку, и по-плохому - ничего не понимают. Например, как-то раз вполне официально приходит на съемочную площадку фотограф и с настойчивостью дятла начинает донимать меня фразочкой: "Ну-ка, ну-ка, улыбнитесь нам по-голливудски!" Я начинаю выходить из себя. Ну не умею я так улыбаться, это не мой стиль. Но он меня своей непробиваемостью доводит до такого изнеможения, что я в итоге, просто чтобы отвязаться, демонстрирую ему какой-то оскал. И что же? Теперь этот предприимчивый господин пихает злополучный снимок везде, где только можно и где нельзя. И каждый раз, когда я вижу это ужасное фото, вздрагиваю и корю себя за то, что дала слабинку.

- Ладно, Бог им судья. Вы лучше расскажите о том, как оказались вовлечены в немецкие кинопроекты?

- Думаю, главную роль сыграл фильм "Лунный папа". Он не раз побеждал на западных кинофестивалях и имел там неплохой прокат. Видимо, благодаря этому на меня и обратили внимание тамошние продюсеры и режиссеры.

- А чтобы научиться говорить по-немецки, вы обращались за помощью к профессиональным преподавателям?

- Нет, я самоучка. Накупила учебников, кассет и с большим рвением принялась изучать язык Шиллера и Гете. У меня был сильный стимул и возможность речевой практики. Я почувствовала красоту этого языка. Мне удалось абстрагироваться от негативного фона Второй мировой войны, который всегда мешает нам адекватно воспринимать этот язык и расслышать не гавкающие фразы, что извергают фашисты в наших кинофильмах, а певучесть и благородство его поэзии и прозы. Мне вообще это казалось необычной затеей - изучать немецкий. Все вокруг говорят по-английски, а я вот такая оригиналка.

- Ну, кроме вас у нас в стране есть как минимум еще один такой оригинал и знаменитый поклонник немецкой культуры.

- Я понимаю, о ком вы говорите, но тогда он еще не был президентом. Так что я в этом смысле предугадала модные тенденции.

- Вы долго жили в Германии?

- "Жила" - это сильно сказано. Я бывала там наездами, когда начинались съемки, а жить не было необходимости да и возможности: у меня ведь обязательства перед родным театром, роли в "Современнике" - главное, что корректирует мой кинографик.

- Как вам удается решать для себя проблему конвертируемости наших актеров на Западе?

- Да никак. Это только со стороны кажется, что у меня в этом отношении все благополучно. Я ни в коем случае не жалуюсь - не имею такой привычки, но радоваться только самому факту, что меня пригласили сниматься в "иностранное" кино, уже перестала. Я участвовала в довольно большом количестве немецких картин ("Англия", "Тувалу", "Виктор Фогель - король рекламы", "Гуд бай, Ленин!"), чтобы судить об этом, и на собственном опыте почувствовала несокрушимую силу штампов, которые сформировались в отношении наших людей вообще и артистов в частности. Как правило, тамошние режиссеры приглашают сниматься российских актеров только на роли... скажем так - славян. Вот я, например, сыграла русскую девушку, украинку и сербку. А чтобы исполнять роли "аборигенов", у них у самих полно профессиональных кадров. За соблюдением такой справедливости там, кстати, пристально следят и местные актерские профсоюзы. Кроме того, есть и техническая причина, по которой нам практически не светит играть у них главные роли, не связанные с русским колоритом. Сейчас ведь в картинах пишется живой звук, так что, как бы хорошо артист ни говорил по-английски или, допустим, по-немецки, легкие погрешности акцента неизбежно сохранятся. Мне вот своеобразие произношения Ингеборги Дапкунайте в русских фильмах никогда не мешало, и даже напротив, я считаю, что это придавало какой-то специфический шарм ее исполнению. Но, судя по всему, западные режиссеры не способны оценить такую непохожесть ни на кого, индивидуальность, выходящую за рамки стереотипа.

- Иными словами, вы разочарованы своим опытом работы на Западе?

- Ну, не стоит говорить так уж категорично. Все-таки бывают и приятные исключения. Например, в последней австрийской ленте, в которой я снималась, мне, по-моему, удалось перешагнуть границу стереотипа. У фильма пока только рабочее название, которое на наш язык можно перевести как "Сукин сын". Это история взаимоотношений сербки-беженки и ее сына. Вот там, действительно, и сценарный материал позволял показать характер в развитии, и режиссеру я была интересна именно как профессионал, а не только как типаж. А в картине "Гуд бай, Ленин!" мои инициативы не приветствовались, и в итоге режиссер довольно сильно сократил киноматериал с моим участием. Если бы сейчас мне предложили такую роль, я бы, безусловно, отказалась, но надо же было с чего-то начинать. Надо было попробовать, чтобы понять все эти нюансы. Короче говоря, это австрийское исключение лишь подтверждает общее правило, так что никакой эйфории у меня по поводу моих заграничных экзерсисов нет.

- Может быть, дело не только в западных стереотипах? Наши режиссеры наверняка тоже провоцировали вас на самоповтор. Признайтесь, сколько голубых героинь погубили вы своим отказом от съемок?

- Да, я в последнее время все чаще сталкиваюсь с проблемой типажного восприятия актеров со стороны режиссеров. Они, по-моему, забыли, что актер - профессия, подразумевающая искусство перевоплощения, и что стоит только надеть на артиста парик в кудряшках, и вот тебе другой типаж, остальное довершит его мастерство. У нас многие режиссеры прямо-таки зациклились на этих пресловутых внешних данных и снимают какое-то типажное кино. Зачем же, спрашивается, нас учат в творческих вузах, ведь многоликость, лицедейство - это же и есть суть ремесла актера... Получается, это современным режиссерам не нужно?..

- Может, все дело именно в вашем типаже, в вашей хрупкости, нежности, юности?

- Ну и что мне прикажете делать? Ждать, пока появятся морщины? Недавно, прочитав один сценарий, я сказала режиссеру: "Тут же нечего играть. Мне что, просто ходить с ангельским видом и все?"

- Как в том анекдоте: "А ты просто ходи туда-сюда".

- Вот-вот. Он говорит: "А здесь больше ничего и не нужно, такой это типаж - ангел во плоти". И когда я решительно отказалась, знаете, что он сказал? "А кто же кроме вас это сможет сыграть?!"

- Наверное, театр в этом смысле часто спасает?

- Там тоже роли не падают на голову, как манна небесная, хотя мне грех жаловаться. Иногда судьба дарит такие неожиданные роли, как, например, мой герой - мальчик-сын - в пьесе "Мамапапасынсобака".

- Вот вам и выход из заколдованного круга романтических героинь. Ваша органика реализуется в эксцентрике, в образах... собаки в антрепризе "Сильвия" режиссера Петра Штейна и этого самого мальчишки в спектакле Нины Чусовой "Мамапапасынсобака".

- Согласна. В этих ролях есть элемент актерского хулиганства, шутки, но это полноценные образы, и мне кажется, я расширила свой актерский диапазон, сыграв их.

- Скажите, а у этого потрясающе живого, такого узнаваемого лопоухого картавого мальчика из пьесы "Мамапапасынсобака" есть свой прототип?

- Это собирательный образ, итог моих наблюдений. Артисты ведь все время подглядывают, подворовывают какие-то детали из жизни. Я смотрела на детей своих друзей, на своего племянника, вспоминала, каким был мой младший брат в детстве, и в итоге получился этот персонаж.

- Несмотря на множество комических моментов, спектакль по этой пьесе получился очень поучительным и в конечном счете весьма трагичным. Он демонстрирует зрителям ту пропасть между родителями и детьми, которая образуется не сама по себе, а создается именно взрослыми, их лживым, фальшивым поведением и ущербным воспитанием, что дают они своим отпрыскам. А у вас есть своя метода воспитания вашей дочери?

- Вы знаете, я решила не отвечать на вопросы, касающиеся моей семьи, моей личной жизни - извините. О причинах, по которым остерегаюсь откровенничать с журналистами, смотри выше - в начале интервью.

- Что ж, ваше право. В таком случае, поговорим о еще одном стереотипе, будто бы театр - это всегда клубок интриг и рассадник сплетен, вы согласны с этим?

- Интриги могут расцвести пышным цветом на любой почве. Лично я не чувствую на себе ничего такого. Мне кажется, говорят и судачат слабые и те, кому нечего делать, у кого есть время для досужих измышлений. И потом, есть такое выражение - "рыба гниет с головы", очень важна фигура, возглавляющая коллектив. Именно потому, что нашим театром руководит такая личность, как Галина Борисовна Волчек, у нас нормальная, здоровая обстановка.

- Что вы можете сказать о разных поколениях труппы "Современника" - старшем и том, что представляете вы?

- О легендарных временах "Современника" я, как и вы, знаю только косвенно. Наверное, многое изменилось внутри коллектива, просто потому, что настали другие времена, и театральное искусство сейчас по-другому взаимодействует с окружающей действительностью. Тогда театр был властителем дум, и очень многие постановки встречались властью в штыки, надо было за них бороться - это сплачивало труппу. Теперь в нашем обществе вообще и в "Современнике" в частности больше индивидуализма, но, по-моему, это естественно. Нас никто не зомбирует и не грузит психологическими установками типа "мы одна семья" или "мы одна команда". Нет ложного пафоса, зато есть дружелюбие. И если я хочу с кем-то дружить, то не важно, сколько этому человеку лет - тридцать или семьдесят, он мне интересен вне зависимости от принадлежности к тому или иному поколению "современниковцев". У нас все демократично.

- А Волчек не побаиваетесь? Скажем, если вам надо отпрашиваться на съемки, причем на довольно продолжительный срок, вам не страшно - постучаться к ней в кабинет, зайти и произнести такое "радостное" для худрука театра известие?

- А я такие вопросы перепоручаю вышестоящим органам: если какая-то съемочная группа хочет видеть меня среди своих актеров, ее администрация на своем уровне связывается с руководством театра. И вообще, Галина Борисовна - такой человек! Я бы мечтала на всю жизнь сохранить эту детскую способность удивляться всему, интересоваться всем новым, необычным, что присуща ей. Она может на равных общаться с молодыми актерами, рассказывать какие-то смешные истории, делиться чем-то, какой-то своей проблемой, едва ли не совета у нас спрашивать.

- Могли бы вы рассказать какую-либо театральную байку с вашим участием?

- Ой, такие вопросы всегда застают врасплох: этих историй в биографии любого артиста полно, но в нужный момент ничего не вспоминается.

- Может быть, какой-нибудь случай, как текст забыли?

- Ну что вы, это не смешно, а страшно! Вот пришло на память, как во время одного из прогонов "Трех сестер" у нас на сцене провалился круг, в котором мы все стояли. Из зрительного зала при этом остались видны наши... даже не головы, а только прически. Но мы были в таком стрессовом состоянии, так были одержимы задачей довести спектакль до конца во что бы то ни стало, что продолжали играть - и ни одной из трех сестер не пришло в голову, как же мы выглядим со стороны публики. Я вообще стала путать реальные имена и чеховские: я играла Ирину, а актриса Ирина Синотова - Машу. Она мне говорит "Ирина", и я в этой панике к ней обращаюсь "Ирина", хорошо еще, что роль Ольги исполняла тоже Ольга - Дроздова, тут уж никак не перепутаешь. Но апогея вся эта фантасмагория достигла, когда мы, сев на корточки, крутили на полу волчок - тут уж зрителям, заинтригованным парадоксальной интерпретацией Чехова (как, возможно, они подумали), не стало видно и наших причесок тоже. В общем, прогон все-таки остановили. Тогда было ощущение, что наяву реализовался самый страшный сон, а теперь, видите, есть что вспомнить.

- В каких новых ролях в кино мы увидим вас в ближайшее время?

- Я снялась в фильме "72 метра" Владимира Хотиненко, он сделан в двух вариантах - для кино- и телеэкрана. Также продолжаются съемки картины "Дети Арбата" режиссера Андрея Эшпая - это телевизионный проект, но он делается на кинопленке. Как мне кажется, здесь мне удалось выйти из-под власти той пресловутой типажности, о которой мы говорили вначале.

- В "Лунном папе" вы сыграли героиню, которая становится изгоем в ортодоксальном социуме восточного поселка. Вы родились в Казани, приехали в Москву и стали актрисой. Сейчас, когда так остро сталкиваются мир Запада и Востока, какой вы видите роль женщины, этнически связанной с восточной культурой?

- Увы, я сама не знаток татарской культуры. То, что я знаю из татарского фольклора, традиций, это в основном, скажем так, попса. А я выросла и была воспитана на русской литературе.

- "И это многое объясняет". А как вы относитесь к тому, что сейчас многие молодые женщины в восточных регионах России (и в Казани тоже), по крайней мере по внешней атрибутике, возвращаются к исламу, например носят платки на голове и так далее?

- Это их личное дело. Честно говоря, все эти тенденции проходят мимо меня. Я давно уехала из Казани, и хотя приезжаю туда к своим родным, не особенно вдаюсь в эту тему.

- Иными словами, вы себя ощущаете космополитом?

- Скорее всего это так и есть.

- А могли бы жить за границей постоянно?

- Уехать на это самое ПМЖ? Вряд ли. У меня же все завязано на работе. Пункт "а": за границей нет "Современника". Пункт "б": о специфике ролей, предлагаемых за рубежом актрисе из России, мы уже говорили, и вы поняли, как я "люблю" играть типажи. И наконец, даже если бы была достойная работа, я чувствую себя там несколько дискомфортно, за бортом профессиональных проблем, мне там неуютно просто как человеку. Понимаете, у них до сих пор к нам какое-то жалостливое отношение, желание накормить и обогреть, а меня это напрягает. Им кажется, что раз человек из России, значит, он вышел из избы, убил медведя и приехал за гуманитарной помощью. Нет, я туда не поеду... Работать там интересно, но жить там я не хочу.

 
   
   
 
 

Объявления



Дорогие гости сайта! Если у вас есть старые журналы или газеты с интервью Чулпан Хаматовой, фотографии, старые театральные программки и т. п., или вы знаете, где такие материалы можно найти – пожалуйста, напишите нам: info@khamatova.ru. Давайте вместе сделаем сайт интереснее!

 

 

 
   

 

 

     Сайт является неофициальным.
     Авторы сайта не знакомы с Чулпан Хаматовой и не имеют
     возможности передавать ей какую-либо информацию или получать ее.

     Если Вы желаете сообщить ей что-либо лично, обращайтесь

     на официальный сайт театра "Современник".

        

Поехать на озеро в дом отдыха валдай.